Экспериментатор и новатор Стефан Недялков

Среди наших авторов немало экспериментаторов и новаторов. Стефан Недялков занимает среди них особое место. Имея техническое образование (не агрономическое!), он снискал славу грамотного и успешного садовода, пользуется заслуженным уважением не только в кругах любителей, но и признан среди профессионалов, ученых, биологов, агрономов.

Стефан Федорович – автор первого белорусского сорта ежевики, который гордо носит его имя – Стэфан. А еще на его счету немало удачных экспериментов в саду и огороде, о которых читатели «Хозяина» могли узнать со страниц нашего журнала.

– Мой отец бессарабский болгарин, а мама была полячкой – из Скерневице, что под Варшавой, – делится историей своей семьи Стефан Федорович. – Родители познакомились во время войны в Грузии, после которой могли ехать куда угодно. Но папа очень хотел иметь свою землю, поэтому родители переехали в Польшу. Семье дали 2 коровы, коня, участок. Но поскольку мама была городским жителем, да и слабая, маленькая – не потянули это хозяйство. Родители отправились в Валбжих, где отец устроился на коксохимическое производство. Именно в этом городе я появился на свет. В семье родилось трое сыновей, я средний. После смерти Сталина нам пришлось уехать в СССР.

Наши читатели знают вас в первую очередь как овощевода с богатым практическим стажем, садовода-экспериментатора. Расскажите, пожалуйста, как все начиналось?

– Если начистоту, то я никогда специально не гнался за чем-то новым. Всегда старался заставить растения раскрыть свои возможности в наших условиях. Во многом мне помогло то, что моя любимая девушка, а впоследствии супруга оказалась родом из сельской местности и у нее было много земли. Именно благодаря этому стечению обстоятельств я смог со временем реализовать свои идеи в саду и огороде. Так мы и живем и трудимся в деревне Секеровщина Полоцкого района уже много лет.

– Интересно, а как вы с супругой познакомились?

– Я с детства «расцветал» весь от сахара, нередко лежал в больнице. В очередной раз лечился там от аллергии (гораздо позже избавился от нее сам с помощью трав) и познакомился с медсестрой, моей ровесницей. Это было в 1970-м, а в следующем году мы поженились. У нас родилось двое сыновей… Сейчас оба работают на нефтеперерабатывающем заводе. У старшего Романа два высших образования, он оператор на новой установке, младший Ярослав – ведущий инженер-программист.

– В деревне работы всегда хватает. Помогают ли сейчас сыновья в садово-огородных делах? Как у вас распределены обязанности?

– Самую тяжелую физическую работу выполняют как раз сыновья – приучал их к труду с малых лет. Старший раньше занимался прививкой яблонь и груш (в последнее время стали востребованы плодовые на высокорослых подвоях), лишние я продавал. Но сейчас у него есть еще своя дача, где приходится выкладываться по полной, поэтому младший сын приезжает к нам чаще. А его жена и дети (у меня две внучки, 7 и 5 лет) деревню просто обожают, ведь у нас все свое – ягоды, фрукты, овощи… Все выращивается без применения химии. Невестка (она, кстати, кандидат наук) отвечает за косьбу дорожек ручной косилкой: это хороший фитнес, потому что основная работа в университете у нее сидячая. Для родных в нашей кладовой припасено много вкусных вещей – сиропы, чистые соки… Никто так вкусно не может сделать закатки и приготовить еду, как моя жена! В сезон Антонина занимается прополкой, иногда поливает растения, выращивает однолетники. А еще на жену возложены обязанности дизайнера нашего участка и критика моих деяний. Воспринимаю ее замечания нормально и стараюсь исправиться.

– Есть ли в вашей семье секреты овощеводства и садоводства, которые передаются из поколения в поколение?

– Конечно! С детства я трудился с отцом на земле. Несмотря на то, что мой папа был малограмотным, к нему приезжали за советом многие специалисты. Агрономы уговаривали его быть консультантом. У отца один виноградный куст давал по полтонны ягод! Я часто советовался с ним по многим вопросам: по выращиванию ревеня, посадкам грецкого ореха, по посеву косточковых культур, по борьбе с мышами и т.д. Впоследствии применял отцовский метод посадки грецкого ореха для груш и клематисов. До сих пор на юге Украины бьются над улучшением солончаковых почв. А мой отец превратил сплошной засоленный участок в цветущий сад, причем за короткий период. Почва стала как пух! Сейчас всего и не вспомнить… А теоретические знания я черпал в основном из трудов Ивана Мичурина, посещая полоцкую районную библиотеку. К слову, я перечитал все журналы по садоводству и цветоводству, что выпускались в СССР. Было много научных трудов и на иностранном языке. В советское время их выписывали по межбиблиотечному абонементу. Изучив теорию, я перешел к практике и завел дневники по всем растениям, что высаживал: записывал все самое ценное. Теперь новичкам проще – есть столько доступной информации…

– Были ли на первых порах обидные ошибки? Что из экзотических растений вы приобрели первым, чего, может, в нашей стране еще не было ни у кого или у единиц?

– В далеком 1974 году я очень заинтересовался актинидией коломикта и китайским лимонником. Семена получал из Мичуринска, со станции ВИР, от садоводов-любителей из Днепропетровска и Дальнего Востока. Кошачье племя буквально замучило мои актинидии: пришлось научиться плести сети для их ограждения. В продаже ничего подобного не было! Теперь все гораздо проще. Поначалу не обошлось без ошибок. Лимонник упорно не хотел расти. Пришлось за ним понаблюдать, почитать, как он растет в дикой природе, какая почва ему лучше подходит и т.д. Теперь я прекрасно знаю, что этим растениям нужно в наших условиях, как получить максимальный урожай.

– Есть ли какое-то интересное растение, помимо лимонника, что покорилось вам с большим трудом спустя долгое время? Или, возможно, был очень сложный эксперимент, на который пришлось потратить много сил и времени?

– Многое давалось легко благодаря моим записям. Если что-то не получилось в прошлом году, то исправлял в следующем. Бывало так, что на какой-то эксперимент, как, например, укрытие роз в наших условиях, уходило очень много времени. Порядка 25 лет я потратил на усовершенствование укрытий – это наиболее ответственный и сложный этап в выращивании роз в Витебской области. Почему так долго? Каждый год были разные зимы, и я анализировал самые неблагоприятные условия: по результатам и судил о правильности тех или иных своих действий. Зато сейчас я за свои розы спокоен. За все время выращивания не потерял ни одной. К слову, для подтверждения своих выкладок применил беспроводные термометры, установленные под укрытием. Оговорюсь, что слепое копирование моего способа укрытия роз в другой местности недопустимо без корректировки с учетом местного микроклимата. Здесь главное – сам принцип. Какие еще эксперименты потребовали довольно много времени? Например, четверть века я потратил на поиск быстрого способа размножения такого красивого весеннего цветка, как белоцветник весенний (Leucojum vernum), который занесен в Красную книгу.

– О многих ваших экспериментах можно узнать со страниц нашего журнала. А какие из них самые значимые лично для вас?

Каждый по-своему дорог и ценен. Я разработал метод посадки клематисов, в корне отличающийся от общепринятого, а также эффективный способ борьбы с вилтом, благодаря чему практически исключил эту болезнь у своих клематисов, не применяя химические средства. Особая тема – борьба с вредителями огорода. Я испытал разные способы и пришел к выводу: уничтожить всех или отпугнуть обычными средствами раз и навсегда невозможно – невероятная живучесть и огромный коэффициент размножения сделают свое дело. Нужно постоянно бороться с кротами, крысами, медведками, мышами и т.п. Сам человек частично виновен в их плодовитости. Например, выращивание в почве дождевых червей приводит к появлению кротов, появление воды возле приусадебных участков, рыхлая и удобренная почва, кучи с перегноем, компостом привлекают медведок и водяных полевок. А крысы и мыши – извечные спутники человека. Недостаточно иметь какие-то капканы, чтобы поймать ту же крысу или крота. Нужно знать их повадки и когда лучше ловить. Например, кротов не тревожу в длительный антициклон, если нет уже молодых (малышей). Это бесполезно – дождевые черви «спят». Часто приходится идти на разные хитрости. Вот в этом году в начале января уже поймал одного крота и это в ужасно мокрой, тяжелой глинистой почве, где капканы просто не срабатывают. Также и с умными и осторожными крысами.

– Первый белорусский сорт ежевики носит ваше имя. Как вы работали над его выведением?

– Это получилось спонтанно. А началось с того, что я не знал, как вырастить неколючую ежевику в наших условиях, и она приказала долго жить. К счастью, успел собрать семена и в следующем году высеял их в ящик, потом отобрал лучшие. На работу над новым сортом и способами его укрытия в нашей местности ушло около 10 лет.

– Стефан Федорович, а как у вас появилась идея применить магниты?

На опыты с магнитами натолкнула статья в журнале «Наука и жизнь». Специально выбрал дикое больное растение, чтобы увидеть максимальную отдачу. Итоги меня поразили (об этом было рассказано в материале «Очень вкусные ягоды… на магнитах» в «Хозяине» № 6 за 2017 год. – Ред.). В прошлом году повторил свой опыт, но уже с безусой альпийской мелкоплодной земляникой сорта Рояна. В нынешнем сезоне оценю результаты и сравню с земляникой, выращенной без магнитов. К слову, эти исследования заинтересовали одного из болгарских ученых, который взял их на вооружение при подготовке своей диссертации.

– Над чем вы трудитесь в этом году?

– Очень хочется наконец получить хорошие результаты в укоренении черенков роз и клематисов. Все оказалось не так просто, как писали и пишут в разных изданиях. Некоторые секреты не могу раскрыть и сейчас. Экспериментирую также с картофелем. Выращивать большие площади – огромный труд, а годы берут свое. Поэтому я уже сократил свои картофельные посадки с 25 до 5 соток и еще хочу уменьшить в 2–3 раза, но без потери количества в тоннах. Даже в прошлом неблагоприятном году получил неплохой урожай. На одном и том же месте уже 25 лет выращиваю сорт Сказка. Этот факт доказывает то, что участок под посадку не обязательно менять. На больших площадях, может, и нужно, когда картофель растят в почве. Я же ращу его иначе. Об этом обязательно расскажу на страницах «Хозяина».

– Стефан Федорович, что вас все-таки стимулирует к «творчеству» на земле?

– Наверное, мой неспокойный характер, ведь я – холерик. Кроме того, работа на земле приносит дополнительный заработок. А еще люблю природу, птиц. Для меня огромное удовольствие – побывать в лесу. Много наблюдаю за погодой. Ко мне, кстати, часто обращаются за прогнозом на ближайшие 3–6 месяцев, пока ошибок не много. Меня очень вдохновляют друзья, в том числе и в соцсетях, которые задают массу вопросов. Вот и приходится искать ответы. Хочу оставить хоть какой-то след на нашей Земле, быть полезным людям.

– А что для вас значит быть настоящим хозяином?

– Это очень трудный вопрос. Наверное, уважать свой и чужой труд. Все делать педантично, чтобы потом не переделывать. Не торопиться. Всегда думать, что делаешь. Этому принципу меня научила работа на производстве в особо вредных условиях. Быть настоящим хозяином – значит, мечтать о лучшем, надеяться на результат, не отчаиваться из-за ошибок, ведь плохой результат – тоже результат. А еще быть честным перед всеми. Важно улучшать все вокруг, чтобы быть хозяином земли, а не только пользоваться ее дарами, беречь и приумножать ее богатства. Земля без хорошего, заботливого хозяина – словно сирота!

Ирина ПРИМАК

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: